Версия для печати. Материал с Интернет-портала Группы «Татнефть»www.tatneft.ru

О Героях труда

Трудом славен человек

Сотни работников НГДУ «Елховнефть» за высокие достижения в труде удостоены государственных наград, почетных званий. Среди них люди разных специальностей — операторы и мастера по добыче нефти и газа, операторы по поддержанию пластового давления и машинисты кустовых насосных станций, специалисты по подготовке нефти, ремонтники скважин, энергетики, строители, транспортники, токари и электросварщики, рядовые работники и руководители, профессионалы по всем нефтяным специальностям. Это люди, которые всегда были готовы поступиться личными интересами ради высоких общественных и государственных идеалов, неравнодушные к судьбе не только своего, но и молодого поколения. Они были маяками в управлении, проявляли творческую инициативу, работали за двоих, делали больше, лучше, успешно справлялись с любыми производственными заданиями. Своим самоотверженным трудом они служили примером для молодежи, являлись заботливыми наставниками трудовой смены, активно способствовали созданию доброго имени родного управления, того высокого экономического потенциала, которым сегодня обладает «Елховнефть». Операторы по добыче нефти Раис Салимзянович Галиев, Мубаракзян Шайхутдинович Мифтахов, Валентин Николаевич Ермишов, ремонтники скважин Стефан Тихонович Осоргин, Леонид Никифорович Фурштатов, Александр Федорович Перский, оператор по поддержанию пластового давления Расиль Ахметхайдарович Ахметхайдаров и сотни других работников за высокие трудовые достижения удостоены высоких государственных наград, почетных званий. Коллектив управления по праву гордится своими работниками, отмеченными высшими наградами страны за выдающиеся заслуги, — операторами по добыче нефти Героем Социалистического Труда Зиннатом Галиулловичем Шарифуллиным и полным кавалером ордена Трудовой Славы Нафисом Абылгатовичем Афзалтдиновым.

Академик нефтяных скважин

Трудовая биография Зинната Шарифуллина началась еще в тридцатые годы в деревне Старое Шугурово, когда после окончания семилетки он стал работать трактористом. В 1937-м его призвали служить в Красную Армию и отправили в сержантскую школу. По ее окончании Зиннат был направлен в артиллерийский полк старшим артмастером. Отслужив положенный срок, солдат вернулся в Шугурово, но пожить дома успел только три месяца — началась война. И Шарифуллин сразу же был отправлен в свой полк. Он прошел войну с первого до последнего дня: его фронтовые дороги начались в маленьком городе Великие Луки, а победу Зиннат встретил в Австрии. О том, как воевал техник-лейтенант Шарифуллин, красноречиво говорят его награды: орден Красной Звезды, медали «За отвагу», другие боевые награды. Был дважды ранен, был дважды контужен. Зиннат Галиуллович чаще других вспоминал такой эпизод из своей фронтовой жизни. После тяжелого ранения он был без сознания, и все решили, что он умер. Его, как и других умерших, вынесли из дома, чтобы вскоре похоронить. Но какой-то старик, проходя мимо покойников, заметил, как по щеке Зинната ползет слеза. «Мертвые не плачут», — подумал старик и позвал людей. Зинната внесли в дом, срочно стали оказывать помощь. Есть такая примета: тот, кого посчитали мертвым, будет жить долго. В родное Шугурово офицер-фронтовик вернулся в 1946-м году. Вначале устроился на битумный завод дизелистом. Потом был небольшой перерыв, когда по решению парторганов Шарифуллин с 1947 по 1950 год трудился председателем колхоза «Узяк». С 1950 года судьба его тесно переплетается с судьбой зарождающейся нефтяной промышленности Татарстана. Нефтеразработки на Шугуровском месторождении, начатые во время войны, велись активно и требовали множества разных специалистов и просто рабочих рук. Зиннат Шарифуллин устраивается на работу к нефтяникам оператором по капитальному ремонту скважин. Но ремонт — это все-таки не совсем то, о чем мечтал Шарифуллин. Через 2 года Зиннат Галиуллович переходит оператором по добыче нефти. В начале 1950-х это была тяжелая физическая работа, практически ручной труд. Шарифуллин освоил и сам выполнял все виды работ, которые требовала нефтедобыча: садился на трактор, когда нужны были руки механизатора; приобрел профессию электрика, когда потребовалось электрифицировать скважины; освоил профессию машиниста, чтобы досконально знать механизмы, с которыми приходится иметь дело; изучил специальность слесаряремонтника, чтобы ремонтировать нефтепромысловое оборудование. В результате он стал универсальным специалистом, а такие люди всегда на вес золота, всегда востребованы.

Когда в 1962 году появилось на свет нефтепромысловое управление «Елховнефть», Зиннат Шарифуллин вместе со своим нефтепромыслом из НПУ «Бугульманефть» был переведен на новое предприятие, на первый его промысел. В отличие от шугуровских малодебитных скважин, расположенных неподалеку друг от друга, елховские были «обильными» и раскиданы на приличные расстояния. Их было 35, а операторов всего 4, но они так сумели организовать работу, продумать маршруты от одной скважины до другой, что каждая из них всегда была под контролем. Зиннат Галиуллович много знал и умел, но постоянно тянулся к новым знаниям. Он внимательно изучал технические новинки, читал специальную литературу, чтобы на службу нефтяникам поступала новая техника. На его скважинах проходили испытание элементы местной автоматики, усовершенствованные насосы, другое оборудование. Шарифуллин и сам был активным рационализатором, ежегодно вносил по 4-5 рацпредложений. В НГДУ его называли «академиком» и говорили, что он знает о скважинах все. К нему за советом не стеснялись обращаться не только рабочие-промысловики, но и инженерно-технические работники. А он охотно делился знаниями с молодым поколением, обучал начинающих нефтяников азам ремесла. Труд Зинната Шарифуллина в нефтяной промышленности отмечен орденом Трудового Красного Знамени, а в 1966 году он Указом Президиума Верховного Совета СССР удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Зиннат Галиуллович всегда охотно выполнял общественные обязанности. Работая в «Елховнефти», он был членом промыслового комитета профсоюза ЦДНГ-2, общественным инспектором по охране труда, профгрупоргом своего участка, депутатом Альметьевского городского Совета. Выйдя на пенсию, сразу же стал активным членом городского Совета ветеранов.

Персональный пенсионер, Почетный нефтяник ПАО «Татнефть», Зиннат Галиуллович Шарифуллин жил попеременно то в Шугурове, то в Альметьевске. Несмотря на почтенный возраст, он всегда был бодр, любил бывать на природе, ходить за ягодами, работать на огороде. Он интересовался всем, что происходило вокруг, следил за тем, что творится в мире. Герою труда посчастливилось прожить долгую жизнь. В 2006 году коллектив НГДУ «Елховнефть» торжественно отметил его 90-летие. Зиннат Галиуллович ушел из жизни в январе 2010 года на 94-м году жизни. Похоронен на родине, в селе Шугуры. На могиле Героя управлением «Елховнефть» установлен памятник из мрамора.

Слава пришла к достойному

Сложилось так, что первую рабочую закалку молодой Нафис получил в Узбекистане. Время было такое: молодые сельчане стремились вырваться из колхозного крепостничества, немалая их часть навсегда оставляла свои деревни и села. К счастью, Нафис вовремя вернулся в родные края. Было ему на тот момент 23 года, самое время найти дело на всю жизнь. Прошло более трех лет, пока он нашел свою работу. Эти годы прошли в геолого-поисковой конторе треста «Татнефтегазразведка», где Нафис работал реечником, буровым рабочим, помощником бурового мастера. Вначале парень был больше занят на базе, в Альметьевске, а потом последовали постоянные командировки: где уж при таком раскладе быть опорой родителям. Разумеется, не хотелось руководству конторы расставаться с Афзалтдиновым, ставшим к тому времени хорошим специалистом.

Нафис Абылгатович поступил оператором по добыче нефти и газа на 1-й нефтепромысел НПУ «Елховнефть». Принимая во внимание опыт работы в нефтеразведке, его оформили по 4-му разряду. Это было в 1966 году. На этом промысле Н. А. Афзалтдинов проработал до выхода на пенсию. Новичка определили на разведочную скважину № 135, пробуренную у деревни Нагорное, не так далеко от родного Кичучатово. Нафис Абылгатович с теплотой вспоминает начальника участка Алексея Дягилева, который весь день был на ногах, успевал везде. Много чему научил, немало добрых советов дал он начинающему оператору. Герметизированной системы нефтесбора тогда не было, линию часто забивало газовой пробкой. Кроме всего прочего, на операторах лежал большой груз ответственности — не допускать перелива нефти. Как раз в те годы, и вначале на елховских нефтепромыслах, начинали внедрять многоскважинное обслуживание, что тоже усложняло работу.

Опытным нефтяникам хорошо известно, что такое скребок. Это небольшая металлическая конструкция для соскабливания парафина со стенок насосно-компрессорных труб. Любой оператор первых десятилетий нефтедобычи в Татарстане до сих пор помнит, как крутили тяжелый барабан, вытягивали скребки из скважин, как работали на ликвидации нескончаемых порывов на нефтепроводах. Не исключение и Нафис Абылгатович. Но еще больше запомнился другой барабан, который операторы называли «душемоталкой». И было за что. В первые годы работы Афзалтдинова нефтепромысел был комплексный, туда же относился и подземный ремонт. При подъеме насосно-компрессорных труб привлекали и операторов по добыче, которые крутили огромный барабан, наматывая на него погружной кабель. Толстый кабель с тремя медными жилами, со стальной броней — это не скребковая проволока. Часто одному человеку крутить барабан было не под силу, впрягались вдвоем…

В те времена были не редкость скважины с дебитом двести, триста, а то и больше тонн чистой девонской нефти. Нафису помнится случай, когда забило парафином нефтепровод от скважины, работающей с дебитом 250 тонн в сутки. Дело было, как обычно это случается, ближе к концу рабочего дня. Но как дашь план, если остановить на ночь такую хлебную скважину! Вызвали ППУ, начали пропаривать нефтепровод длиной около 3 км. Пробьет Нафис трубу бородком — не идет нефть. Значит, пробка ближе к скважине. Сварщик заваривает пробой, бегут дальше, пробивают по-новому. Такая вот была технология: продвигаешься по трубе, пока из пробитой дыры не взметнется густая черная масса.

«Свой богатый опыт и знания охотно передает молодым работникам, является наставником молодежи, обучает молодых операторов, оказывает им теоретическую и практическую помощь в освоении техники и технологии нефти». По поводу теоретической помощи авторы характеристики, пожалуй, несколько приукрасили, большинство молодых приходило к скважине с аттестатом, а позднее и с дипломом. А промысловую практику, науку жизни Нафис Абылгатович, не раз признававшийся лучшим наставником, и верно, давал новичкам в полной мере. Многие из тех ребят впоследствии вышли в большие руководители, топ-менеджеры, как теперь стали их называть. Ветеран с теплой улыбкой вспоминает, как с ним отрабатывали первые свои вахты Наиль Маганов, сегодня генеральный директор ПАО «Татнефть»; Ренат Нугайбеков, возглавляющий             УК ООО «ТМС групп»; Рафаэль Афлетонов, ныне начальник отдела по проектам в РФ производственного управления ПАО «Татнефть»; Ильдар Мухамадеев,

Ильдус Камалов, работающие заместителями начальника НГДУ «Елховнефть»… Список более чем внушительный. «Старательные были ребята, не зря пошли в гору», — радуется их бывший наставник.

Первый орден Трудовой Славы он получил в 1978 году, а третьего ордена с отчеканенными словами «Трудовая Слава. СССР» Нафис Абылгатович удостоен в 1991-м — в последний год существования государства с таким названием.

— Успел в последний вагон, — улыбается полный кавалер. — Больше таким орденом не награждали. «За годы работы в управлении проявил себя высококвалифицированным и трудолюбивым работником, постоянно работал над повышением квалификации, совершенствовал практический опыт, участвовал в испытаниях новой техники и технологий. Отличался оперативностью, исполнительностью и высокой ответственностью за порученное дело. Принимал непосредственное участие в монтаже и пусконаладочных работах аппарата по очистке сточной воды (АОСВ-2), концевого делителя фаз для повышения качества подготовки воды в системе поддержания пластового давления; в пуске в эксплуатацию мультифазного насоса для перекачки жидкости на ГУ-43 в системе сбора высокосернистой нефти, что позволило отказаться от строительства дожимной насосной станции и снизить затраты на строительство. Большое внимание уделял вопросам рационального обслуживания объектов нефтедобычи, грамотно работал с фондом скважин, что отражалось на увеличении межремонтного периода работы скважин. Наряду с производственной деятельностью вел общественную работу в профсоюзном комитете управления в комиссии по трудовым спорам». Каждый раз в представлении к награде убедительно доказывалась заслуженность этих высоких наград: сколько добыто нефти сверх плана, с каким превышением социалистических обязательств по годам пятилеток дано нефти его бригадой, каков у бригады наивысший в управлении коэффициент эксплуатации скважин, какая производительность труда. Упомянута и высокоэффективная рационализаторская деятельность представляемого. Но сухие, казенные строчки характеристики, понятно, не в силах передать и сотую долю повседневного трудового подвига.

— Нафис Абылгатович, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос. По правде говоря, можно назвать героями всех операторов, мастеров тех лет. А полным кавалером стали Вы. Почему именно Вам выпала такая честь? Он на минуту задумался, обдумывая ответ на этот вопрос, хоть и вежливый, но несколько, скажем так, каверзный.

— Наверное, доверие ко мне было. Направляли на самые трудные дела, видимо, справлялся. Со временем не считался, хотя, впрочем, я не один такой. Рассказывать о себе ему дается нелегко, Нафис Абылгатович начинает вспоминать случай из своей многолетней практики. О том, как в конце рабочего дня (опять не ко времени) поехали на порыв. Дело было зимой, прорвало напорный нефтепровод Тукмаково–Кичуй, трубу диаметром 600 миллиметров. Порыв случился недалеко от деревни Нагорное, на опушке леса, что еще более усугубляло дело. Случай более чем серьезный. Приехал сам главный инженер управления Юрий Дементьев, чуть не умоляет: «Ребята, давайте уж постарайтесь, доведем дело до конца». Ребята и так хорошо понимают, что к чему. Но давление в трубе такое, что хомут к месту порыва не удается подвести. Зацепили его тросиком, притянули общими усилиями. Долго возились, разумеется, измазались, как черти, но остались довольные. Подобных случаев было много, не перечесть. А этот запомнился, видимо, потому, что работой руководил сам главный инженер.

Достигнув пенсионного возраста, Нафис Абылгатович не спешил уйти на заслуженный отдых. Его и не торопили: с его опытом, с его знанием подземных коммуникаций ветеран был ценен вдвойне. На промысле еще помнят случай, когда его память сослужила добрую службу: Афзалтдинов подсказал, где можно найти трубы для подключения вновь пробуренной скважины, предложив использовать трубы забытой бездействующей линии. Ветерану предложили нести ночную вахту на промысле, и на отдых он ушел только в 65 лет. Иногда от ветеранов приходится слышать, что работа оператора сегодня — чуть ли не игра, то ли дело, мол, было в наши времена. Нафис Абылгатович так не считает, он хорошо знает, что у каждого времени свои проблемы, свои трудности. Он всегда в курсе, как теперь работают нефтедобытчики. Нафис Абылгатович на здоровье не жалуется. Конечно, не без того, дают о себе знать и холодные нефтяные души, и питание карманным пайком в течение десятилетий, и перетаскивание на плечах тяжелых и угловатых штанговращателей, другой промысловой железки, но не в его характере говорить о своих болячках. Говорит, что приходится труднее, когда выступает на разных встречах. Сказывать речи он не мастер: легче бы ему пару раз спустить-поднять скребок в поте лица, как в былые годы, чем говорить о своих трудовых подвигах.